"***"

Тропинка, из пункта "С",
С пометкой "особо сложное"
Ведёт в объятия полупрошлого
С разъёмом для будущего на конце. 

Путник, устроивший конфронтацию
С солнцем, ветрами, дождём и грозами,
Ставит на кон свою жизнь безосую
И плетёт венок себе из акаций,
Параллельно ступая на путь запрошенный
Кем-то из юных навеки старцев
(Первые боги - создатели всех скрижалей,
Что глядя сквозь синие стёкла вечности,
Делают ставки и маленькие засечки
Из морщин и шрамов калёной сталью).

Зигзаг тропинки, развилки и одиночество -
Наверное, это и есть свобода
Которую тщетно так ищешь годы,
А она по левую сторону от бесстрочия
Смотрит обидчиво, но негордо
И ждёт, пока ты и её воочию

Увидишь и тотчас совсем откажешься...


"Ночь"

Приходит ночь. Ты ставишь точку посреди строки,
Заканчивая долгий бой победой белоглазой смерти
Без шёпота и сожалений, и "прости"
Отвинчиваешь гайки круговерти.
И замолкаешь, да, и просто наливаешь чай,
Надеясь на молекулы отравы
Чтоб даже не успев сказать "прощай",
Уйти на перерыв рекламный,
Но только, знаешь, насовсем.
Ведь этот бренный, пыльный, иллюзорный мир
Нас не способен удержать ничем - 
В одном лице палач и конвоир,
Без устали играющий словами,
О вере, о надежде, о любви,
Но, к сожалению, всегда не с нами.

А завтра утро, новый день и вечер,
Которым суждено забыться,
И частью стать, отпущенной на ветер 
Пустой, седой, ненужной вереницы
Лет, которая лишь оставляет шрамы
И солью сыпет на разорванную плоть,
А папы нет, как собственно и мамы -
Никто не в силах время побороть.
И ты один. Совсем. Совсем. Совсем.
Вокруг лишь лица незнакомых душ
И символы разрушенных систем
В зрачках их глаз, упрятанных под тушь.

Ты не такой как все? Ну что ж... 
Я тоже думал (и не раз) об этом,
Пока куда-то время не ушло
Само собой от тени и от света.
Теперь всё серо - люди, годы, дни,
И мысли наши, и мечты, и чувства,
И вот теперь, сидим с тобой одни,
Смотря на чай в потрескавшихся кружках,
И говоря об этом. Завтра всё сотрёт. 
Мы притворимся что... Сознания наши спали.
И мимо, поздоровавшись, пройдём,
Кивком почтение изобразив едва ли,
Друг друга. Что ж, таков наш мир -
Притворство здесь дороже абсолюта
Здесь даже божествам самим
Диктует правила прошедшая минута.

И звёзды в небесах пока... Горят как восковые свечки,
Шепчу себе, что больше никогда,
А ты идёшь и белоглазой смерти
Являешь, что оборвана строка.

"Хочется"

Хочется думать, что каждое слово
Право имеет на чей-нибудь голос.
Пускай и не громкий. Пускай, одинокий -
Мы все одиноки, в конечном итоге.

И хочется верить. И в чудо. И в бога.
И в то, что остались лишь светлые годы
С весёлым безумием, со смехом, с любовью
На каждые сутки из наших историй. 

И хочется счастья. Такого, как звёзды -
Родного навеки. Как небо, как воздух.
Чтоб разом и насквозь. И сердце и душу.
И больше ни слова про счастье не слушать.

Хочется просто встречаться с рассветом,
И греться на солнце. И вечное лето. 
И хочется тёплых, живых разговоров
И тишины. Иногда. Понемногу.

"О том, что немного важнее"

Семнадцатый год второго тысячелетия нашей эры. Колоссальное развитие технологий, всплески революционных научных открытий, постоянно ускоряющаяся глобализация, приправленная постепенным стиранием былых границ. И в довесок ко всему - культ информационной обеспеченности, влекущий за собой трансформацию возможностей человеческого рассудка. Наверняка кто-то даже может назвать это своеобразной эволюцией.
Сложно сказать, насколько в этот период актуален вопрос внутреннего личностного роста. В нет совершенно никакой нужды сомневаться и искать ответы самостоятельно, в эпоху, когда готовые капсулы всех необходимых данных находятся в открытом доступе 24/7. Вот они - достаточно просто щелкнуть несколькими пластмассовыми кнопками.
Терял ли хоть однажды  значимость, за всю человеческую историю, вопрос общечеловеческих ценностей?  Этот "библейский" процесс отделения зёрен истины от плевел заблуждения. В периоды хаоса и отвлеченности просто не хватает времени задумываться о том, что важно на самом деле. Подмена ценностей оттого и работает, что она позволяет разуму расслабиться и просто плыть по течению рядом с такими же "отдыхающими". Безопасность, величие, власть, богатство, превосходство  - всё это, можно сказать, многовековые исторические тренды, работающие по сей день как в масштабе индивидуальном, так и общем. Остановка, дабы собраться с мыслями теперь непозволительная роскошь.
Меньше всего на свете хочется поставить не на ту карту. Выбрать то, что уже выбрано и прогадать. Или выбрать что-то своё, что-то совсем другое и оказаться просто в другом, более симпатичном болоте. И, ничего так и не поняв, просто утонуть.
Всё здесь слишком запутано, скомкано, перемолото. Наша планета противоречий, которую слишком сложно объять. Здесь словно исчезла какая-то архиважная точка опоры. И люди никак не могут её сызнова отыскать затем, чтобы от неё оттолкнуться.
Важна ли, на самом деле, жизнь?
Имеет ли значение счастье и что это, честно-то говоря?
Каково место во всём этом хаосе маленьких человеческих песчинок, которые одинаково способны на свершение и прекрасных и ужасных вещей?
И где та универсальная грань, которая отделяет это самое прекрасное от ужасного, хорошее от плохого, светлое от темного, а злое от доброго?
И ответы, данные чем-то внешним, здесь просто не в силах помочь. Несмотря на их многообразие, полноту или количество последователей. Нет ничего проще, чем, обманув себя, просто поверить. Нет ничего легче. И нет ничего ужаснее для человеческой души.

"Время"

Бегом за временем,
В другую сторону.
Рукам - коверканье
Души поломанной -

Пускай всё это спит,
Раскалываясь надвое,
Пока огнём горит
Звезда полярная,
Пока ещё есть сны
В нейронных сетях разума,
Которые должны
Хоть кем-то быть рассказаны.
Пускай всё это спит.

И, время, да,
Я в перспективе - тлен,
Оставленный тобою навсегда
Зачем... Не помнящий зачем.